Разбиваясь в осколки, теряясь в частях

Разбиваясь в осколки, теряясь в частях,

Ищут истину жизни на мёртвых путях.

Презирают её, не признав, не любя, –

Ищут в жизни своё, уходя от себя...

 

Ты искал утешений, легко их терял

И свои неудачи другим поверял.

Но, пресытившись смыслом такой суеты,

Поиск смысла себя обнародовал ты.

 

Он на истину странно бывает похож.

Ищут истину – там, забывая, что здесь.

Забывая, что жив, если целостно весь,

Принимают за истину умную ложь.

 

Удивительный поиск такой обречён

На бессчётные тропы и вечный повтор.

Но бывает, что вдруг проясняется взор,

И на миг разрывается сумрачный сон.

 

Пусть на всём в этом мире – иллюзий вуаль,

Что-то тянет тебя в несусветную даль.

От уютного края, где и пища и кров,

Что-то душу твою призывает без слов.

 

Ветер в ночь распахнул незакрытую дверь,

Кем ты, странник, себя ощущаешь теперь?

Мягко вычерчен светом проёма портал

В эту звёздную вечность, которую ждал...

 

Столько троп и дорог, и неравенства дней,

Столько странных ночей, поглощающих бег,

Столько бед и печалей, коснувшихся век,

Столько бездн и пучин и далёких огней!

                              *

Где-то там во вселенной скрывалась звезда

В бесконечных провалах и высях миров.

В этом бытии странном к тебе иногда

От неё доносился чуть слышимый зов...

 

Ты потеряно брёл и устало сидел,

Ты уверенно шёл и с надеждой летел.

И в туманах галактик, в потоках времён

Ты светилами близкими был опалён.

 

На планетах суровых, планетах благих

Ты рождался, как всеми непонятый стих.

На болотах, в пустынях, в морях и лесах

Ты искал чистый отблеск, хватаясь за прах.

 

Ты бросался на шёпот, на запах и цвет,

В каждом облике грезился враг или друг,

Но мгновения счастья и муки разлук

Убеждали тебя, что не в этом ответ.

 

Твой немыслимый путь от начала начал

Был извилист и прям, но никак не легчал.

А века и пространства менялись и шли,

И звезда твоя скромно молчала вдали.

 

Были звёзды огромнее, были светлей,

И, сверкая пронзительным чудным огнём,

Всё незримо тянули орбитой своей,

Увлекали своим нескончаемым днём.

 

А звезда твоя слишком была далека

И не так горяча, и не так велика,

Невесомо касалась янтарным лучом –

Ты едва ощущал его голым плечом.

 

Но тепло и гармония скромной звезды,

Пусть едва ощутимо, рождали в груди

Ясный свет, говорящий безмолвно: «Иди»,

В пустоте наводя на родные следы.

 

А однажды, в сплетениях долгих времён,

Ты вселенским сиянием был озарён.

То звезда дотянулась, давая понять,

Что осталось совсем незначительно ждать...

                           *

Как-то в сумерках ты обнаружил себя

На какой-то планете в предутренний час,

Ощутил на себе взор внимательных глаз,

Пробуждавших тебя, несомненно любя.

 

Занимался рассвет на краю бытия,

Представала реальность заветной мечтой:

Шар вначале багровый, потом золотой –

Так звезда восходила над полем твоя.

 

Небывало близка, и тепла, и видна

Светлым шаром катилась навстречу она.

Перед массой такой время падало ниц,

Мощь её ощущалась дрожаньем ресниц.

 

Массу Света весами постичь не дано,

Несравнима ни с чем небывалая Стать.

Тихий рокот её – заставлял трепетать,

Времена и пространства свивая в одно.

 

Поднимаясь над почвой, как вечный вопрос,

Каждый дух сквозь вселенную дивную рос,

Но не каждый, сюда появившись на свет,

Свет звезды сознавал как насущный ответ...

                            *

В этом месте вселенной росли времена,

Завершали себя, всё изжив, племена.

И отдельные люди, и сонмы других

Приходили к пределу значений своих.

 

Всякий сущий тянулся от древних корней,

Начинался от самых начал бытия.

Здесь же – виделся краешком дней,

Что сюда дотянулись под именем «я».

 

И казалось, что мир был обыденно мил:

Пели птицы, цветы раскрывали глаза...

Но здесь каждый собой переполнено жил,

В каждых форме и теле таилась гроза.

 

Как осколки себя воедино сложить?

Благом стало бы, если бы каждый смирил

Свой бушующий хаос убийственных сил –

В этом мире смогли бы чудесно зажить.

 

Здесь у множества «я» завершается путь.

Завершается «я» – пробуждается «Я».

Ну а кто-то готов утомлённо заснуть,

Безнадёжно вернувшись «на круги своя»...

                            *

Ты уже пробуждён – бесконечен простор,

Воздымаются вверх языками костров

В беспредельную высь от долин и от гор

Над твердыней планеты каскады Миров.

 

Ты обрёл свою суть, и в незрячей судьбе

Силы хаоса вдруг покорились тебе.

В твоём личном и мелочном «я» их война

В свете истины «Я» – никому не нужна.

 

Так в эонах блужданий, отринувших кров,

Через множество жизней и боль бытия

Притянула звезда измождённые «я»,

Что теперь собрались в этом круге Миров.

 

Что скрывается в ней, чем она так пленит?

Чем на скорбных путях пилигримов манит,

Возвышая их дух в сером крошеве дней,

Зажигая их суть в лабиринтах Теней?..

 

Храм планеты, всех обнявший купол небес,

Каждый в храме сияет частицей огня...

Что же в этой звезде за вселенский процесс?

Что она или Кто – для тебя и меня?

 

Миг за мигом сознанье прозреньем горит:

Как врата в небывалую Жизнь – та звезда,

Где Создатель миры непрестанно творит,

Смысл вдыхая живящий во всё и всегда.

 

Способ жить за вратами – уму незнаком.

Там, вне времени и горизонтов, простор.

Не вступают высоты с глубинами в спор,

Совпадая в Едином своим существом.

 

Неделимы в невиданном бытии тело и дух,

Там – огонь осознанья, теперь – не разъять.

Там всё слито в одно – разум-зрение-слух,

Да ещё ароматы готовы обнять.

 

Там племён уже нет, вместо них пламена –

Пребывают в расплаве высоких блаженств.

У порога Любви – не нужны имена,

Ведь за ним – то, что выше любых совершенств.

 

Пусть творенья себя навсегда обретут,

Времена и пространства окончат свой путь.

Сонмы «Я» – неизбежно в Иное войдут,

Где их встретит любви Абсолютная Суть...

                           *

А внизу у скалы тёк прозрачный ручей –

Он звенел на камнях, берегами кружа,

Кони пили и пили, храпя и дрожа...

Пейте вволю, не бойтесь – он всех и ничей!

 

Сквозь цветы и деревья, сквозь барсов и птиц,

Сквозь овец и коров, сквозь собак, пастухов,

Сквозь библейскую сень пасторали веков

Сущность дышит везде, не приемля границ!

 

Ты стоишь на холме – даль, леса и поля…

«Вот и Солнце взошло», – улыбнулся пастух.

Так светило твоё было названо вслух,

А планетная твердь – называлась Земля...

 

              2021 г., январь

© Валерий Ломовцев, 2021

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.