Евпатория. Путешествие в город детства

 «Чуть вздыхает волна,

и, вторя ей,

ветерок

над Евпаторией.

Ветерки эти самые

рыскают,

гладят

щеку евпаторийскую.

Ляжем

пляжем

в песочке рыться мы

бронзовыми

евпаторийцами.

Скрип уключин,

всплески

и крики —

развлекаются

евпаторийки.

В дым черны,

в тюбетейках ярких

караимы

евпаторьяки.

И сравнясь,

загорают рьяней

москвичи —

евпаторьяне.

Всюду розы

на ножках тонких.

Радуются

евпаторёнки.

Все болезни

выжмут

горячие

грязи

евпаторячьи.

Пуд за лето

с любого толстого

соскребёт

евпаторство.

Очень жаль мне

тех,

которые

не бывали

в Евпатории!»

Так писал о Евпатории Владимир Маяковский в своём стихотворении «Евпатория».

 

Евпатория — один из древнейших городов Крыма. История города насчитывает более 25-ти веков. В 2003 году Евпатории исполнилось 2500 лет. На протяжении долгой истории у города менялись названия: в античное время — Керкинитида, в Средневековье — Гëзлев (Козлов), последнее — Евпатория. Это имя город получил после присоединения Крыма к России в 1783 году и был назван в честь царя древнего Понта Митридата VI Евпатора. Понтийский царь часто выручал жителей Керкинитиды при нападениях скифов, присылая большое войско. С 30-х годов прошлого столетия Евпатория стала Всесоюзным детским курортом-здравницей.

 

Меня с этим городом связывает длинная семейная история. Моя бабушка работала в Евпатории до Великой Отечественной войны в детском военном госпитале. Во время войны госпиталь эвакуировали, но после вернули на прежнее место. И бабушка продолжила там жить и работать. Детские и школьные годы моего папы тоже прошли в Евпатории. Потом мужа бабушки — военного — перевели в Прибалтику, но в Евпатории остались друзья, которые впоследствии стали нам сродни семье. Мы дружили поколениями: бабушка с подругами, потом их дети и внуки.

 

С двухлетнего возраста и до окончания школы я каждое лето с родителями ездила в Евпаторию. Очень любила этот город, считала его родным и вторым после Прибалтики значимым местом на земле. Долгими зимними вечерами мечтала о предстоящем лете, о поездке в Евпаторию. В те времена не было телефонов и быстрых сообщений, но мы писали с друзьями друг другу письма. Письма шли долго, а получая их, мы были от счастья на седьмом небе! В письмах мы делились воспоминаниями, отправляли друг другу фотографии и мечтали о том, что будем делать предстоящим летом.

 

Из Прибалтики мы добирались поначалу на машине, а потом стали летать самолётом. Конечно, в перелëте были свои прелести от неожиданно быстрой смены обстоятельств, но поездки на машине всё же оставляли незабываемые впечатления. Каждая поездка занимала около трёх дней, хотя по насыщенности переживаний казалось, что проходило гораздо больше времени. Мы проезжали разные климатические зоны, останавливались на ночлег в уютных кемпингах, покупали у бабушек домашнюю еду. По пути мелькали города, сëла, глядя на которые мне было любопытно узнать, чем живут местные жители. В машине родители делали мне гнëздышко, в котором сладко спалось под звуки мчащейся машины. Я засыпала, глядя на папу, зорко смотревшего вдаль и уверенно державшего штурвал нашего «корабля».

 

В Евпатории нас всегда шумно и гостеприимно встречали друзья, накрывали стол, щедро ломившийся от местных деликатесов. Мы в свою очередь привозили прибалтийские деликатесы — чëрный хлеб и длинные палки твердокопчëной колбасы. Наш друг-евпаториец работал в хлебопекарне и почти каждый вечер приносил горячий свежеиспечëнный хлеб. Было забавно: на вечернем совместном чаепитии мы, прибалтийцы, ели как деликатес этот горячий мягкий ароматный хлеб, а крымчане лакомились нашим чёрным хлебом словно пирожным. Они нарезали его тонкими ломтиками и кушали, приговаривая, что нет ничего на свете вкуснее этого хлеба.

 

Все дни, с утра до вечера, конечно, проходили на море. Наши друзья доставали нам пропуска на специальные закрытые пляжи, на которых было комфортнее ввиду ограничения численности отдыхающих. Мы приходили на пляж пораньше, чтобы занять топчаны под навесом. Дни текли, как в сказке. Я не вылезала из воды, пока мама не вытаскивала меня оттуда и не укладывала на горячий песок. С друзьями мы играли, носились по берегу, потом, утомившись, засыпали в тени на топчанах под убаюкивающий шумволн. По вечерам было не менее интересно. Спадал дневной зной, что располагало к прогулкам и развлечениям. Мы ходили в детский парк «У Лукоморья» на набережной, где на каждом шагу было для нас много всего интересного.

 

Возвращались в Прибалтику мы обычно к началу учебного года. Перед выездом загружали в машину чемодан миндаля, несколько трëхлитровых банок абрикосового варенья, дыни, арбузы, ящики с виноградом, разные подарки. Первого сентября я появлялась в школе, как негритёнок, с бронзовым загаром и большим букетом белых гладиолусов.

 

После распада СССР мы перестали ездить в Крым, возникли сложности, в первую очередь финансовые.

 

Через какое-то время я проездом была в Евпатории. Повидалась с родными людьми. Сам город меня очень огорчил. После 90-х он превратился в торговую мусорную свалку. Везде где только можно стояли торговые палатки, заслоняя собой город, его историю и культуру. Улицы были неухоженными, грязными. Общее состояние города было очень плачевным.

 

Распад республик способствовал тому, что связи между людьми невольно обрывались. Мы перестали ездить в Евпаторию, реже стали общаться с друзьями, а потом и вовсе потеряли друг друга. Пытались дозвониться, но по известным номерам никто не отвечал.

 

В этом году мне довелось попасть в Евпаторию всего на один день, но это был чудесный и незабываемый день в моей жизни. Я сходила к дому детства. Ничего не изменилось — тот же подъезд, окрашенный в голубой цвет, та же прохлада в нём от каменных стен, те же беседки у дома, где мы по вечерам щëлкали семечки и слушали музыку. К сожалению, узнала, что наших друзей уже нет в живых. Соседка рассказала, как они уходили, и понятно стало, почему не отвечали их телефоны. Сам город был в прекрасном состоянии: ухоженный, можно сказать вычищенный до блеска. Цветущие аллеи, бережно сохранённые вековые деревья, благоухающие парки, отреставрированные памятники архитектуры, чистейшие пляжи с белоснежными навесами и таким же белоснежным мелким песком. Я была счастлива видеть Евпаторию в таком прекрасном состоянии. Прошлась по знакомым улочкам, паркам, местам, где проходило детство, искупалась на родном пляже. И возникла какая-то сказочная связь времëн —  без прошлого и будущего, где только  миг настоящего, наполненного, как и в детстве, теплом и радостью от всего окружающего…

 

Фоторепортаж "Евпатория. Июнь 2022"

Юлия ХРАБРЫХ

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 19 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.