Полоска времени длиною в бесконечность

Полоска времени длиною в бесконечность,

На ней чертой отрезок чуть отмечен.

Горят на нём светильники в ночи:

Так тьму пытается согреть надеждой

Система Солнца и его планет,

Парящих в пустоте.

 

А среди них Земля-песчинка

Чуть мерцает...

И вот искринка – та, что вспыхнет

И погаснет тут же.

Похоже это ты –

Сжигаешь век свой неприметный.

Едва заметным атомом сознанья

В снопе роишься искр себе подобных.

 

Ещё ты, словно капелька росы,

Что через луч уходит утром

В Солнце.

В луче струится плазмой,

Как в тоннеле возвращенья.

Ты капелька росы – живёшь на грани:

Между кристаллом инея

И облачком из пара.

Минута сумерек перед рассветом –

Весь твой блаженный век.

И чудо обновленья...

Ты капелька всего лишь, ты икринка,

Но мир весь в ней

В своём многообразии великом.

И обещание

Продлить его живым мгновеньем.

 

Дели его на близкий и далёкий

И, подавляя грусти вдох,

На тот, который не постигнешь никогда...

Дели на части – ленту времени,

Заброшенную в бесконечность Вечным.

Но чтобы получилось, замыкай её в кольцо.

В кружок уютных и простых определений.

Тогда планеты бег вокруг светила-Солнца

Так безопасно станет кругом обращенья,

Разбитым на двенадцать лун,

Щитам подобных.

Сторожевыми башнями глядят они

В глаза бессмыслиц равнодушных...

 

И, называя это годом,

Ты свяжешь камешки-планеты

С капелькой себя,

Что проступила, как слеза,

На их потерянной в пучине тверди.

 

Годы...

Ах эти трепетные лепестки-мгновенья.

Их, говорят,

В пригоршню сыплет Некто – сотню.

Правда?

Но, может быть, и нет.

А стоит ли жалеть?

А жаждать больше – стоит?

Жалеть тому,

Кто не живёт, а просто наблюдает:

За сменой лун, за сменой лет и зим,

За изменением своих желаний

И сменой предпочтений чьих-то?

Кто наблюдает за смещеньем мер

И за паденьем вер, рассохшихся без влаги?

 

Ты – вечный странник...

Он перетекает из печали в радость,

Скользит по плоскости

Коротких смыслов искорок других,

Как по узорам льда,

Как по морщинам

Выцветших барханов жизни.

Бредёт неведомо куда, незнаемо зачем,

Непостижимо никому откуда.

То реки быстрые переплывает,

То тропкой долгой движется в глухом лесу,

То на плоту плывёт в безбрежном океане,

То по вершинам гор карабкается к небу...

 

Зачем?

Чтобы простором «утолить свои печали»...

Чтоб высоты

Прекрасный вид осмыслить.

Чтоб свежим ветром

Ведать смысл вселенной.

На миг забыться и смотреть на облака,

Что замками бесплотными

Вершину окружают.

Касаться взглядом ленты рек,

Рождённых ледниками.

И гладить взором бархат леса

Далеко внизу.

Смотреть на звёзды одинокие,

Что в небе тёмно-синем.

На марево и мрак

За резким кругом горизонта.

И Солнце

Видеть дверью в День Творенья...

 

© Валерий Ломовцев, 1971

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
5 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.