Мой Крым

Крым… Эта земля, этот полуостров, как и другой — Кольский, вошли в мою жизнь издавна. О многом уже писала раньше в нашем журнале, но здесь хотела бы рассказать о Крыме, о своих встречах с ним, собрать воедино кусочки, о которых раньше вскользь упоминала, чтобы создать, прежде всего для себя, общую картину — благодарности и любви к этой необыкновенной земле…

 

Первый раз была в Крыму почти сразу после его освобождения от фашистов, и сразу в Артеке — туда направляли со всей страны детей со слабыми лёгкими, к каким относилась и я. Впрочем, таких детей в послевоенной стране было полно, и они по очереди проходили оздоровление в Артеке.

Странно, но об этом пребывании в Крыму мало что запомнилось. Помню, как впервые увидела море — это была вертикальная стена ослепительно синего цвета. Кто-то в автобусе крикнул: «Море, море!», и внезапно стена опрокинулась и превратилась в бескрайнюю синюю плоскость до самого горизонта. Помню санобработку — душ и стрижку наголо, новенькую артековскую форму для девочек — голубую юбочку в складку, белую блузку, пионерский галстук, сандалики, маечку, трусики, панамку. И первую сказочную еду на длинной террасе с белыми колышущимися от ветра занавесками, компота вдоволь и много-много хлеба. Компот и хлеб затмили все остальные блюда. Помню кипарисы. Помню Аюдаг и легенду о нём. Конечно, были и купания в море в лягушатнике, костры, линейки, игры. Но об этом остались только смутные воспоминания да фотографии, видно, всё это, может быть в силу своей необычности, так и не смогло уместиться в детском сознании. В сознании ребёнка из голодной послевоенной Москвы тогда ещё с продуктовыми карточками…

 

Второй раз в Крыму была с подругой по турпутёвке после первого курса. Помню, как ночевала впервые в палатке, как нас водили в тренировочные однодневные походы. И в одном из них на плоскогорье инструктор в густом тумане потерял ориентировку, и мы заблудились. Пытались вернуться, но наступила ночь, и пришлось ночевать в пещере. Хорошо, что набрели на неё. В пещере было влажно и очень холодно. А мы без спальников, в лёгкой одежонке и без костра — на плоскогорье никакой растительности. Всю ночь дрожали от холода, но почему-то было очень весело. Это было то ещё приключение!

 

Много раз были с подругой в весеннем цветущем бело-розовом Крыму на первомайские праздники, прихватив к ним и ещё какие-то деньки. Поездки были дёшевы: плацкарт до Симферополя — 7.5 руб., койка в Крыму — рубль в сутки, это при моей зарплате в 130 руб. Не описать красоту Крыма в это время, как будто плывёшь в облаке цветочных ароматов. Однажды, около Алупки, поднялись на Ай-Петри за клубнями первоцветов — подруга мечтала посадить их у себя на даче. Поднялись — не то слово. Еле доползли, потому что по моему предложению как бывалого туриста шли наверх напрямую, а не по протоптанной широкой тропе — как летом толпы отдыхающих навстречу восходу солнца. И в результате, еле добравшись до плато, залегла без сил, а подруга, тоже без сил, пошла-таки копать первоцветы. И тут ко мне подошёл местный пёс и стал обнюхивать лицо, потом лизать. Сил его отогнать не было, и мы с подругой потом долго смеялись — теперь де понятно выражение — занюханный человек…

 

Побывала и в Коктебеле, тогда он назывался Планерным. И в доме Максимилиана Волошина, и в доме А. П. Чехова и во многих других замечательных крымских местах. Стихи Максимилиана Волошина, где какая-то космическая мощь, какая-то космическая любовь к крымской земле, сопричастность с ней… Так и хочется думать, что этот удивительный человек был самим духом Крыма в человеческом облике…

 

Проводила и одна отпуск в Крыму, очень любила это время. Устраивалась на житьё повыше, чтобы поддерживать форму. Вставала очень рано, бежала к морю. По дороге забегала на рыночек, покупала фрукты и ещё что-то съестное. На пляже в это время было совсем пусто, море ласковым и спокойным, только крохотная волна, лениво перекатывая гальку, набегала на берег. Из моря медленно поднималось огромное оранжевое солнце. Когда оно вставало выше и начинало припекать, взбегала к себе, отдыхала. А потом снова к морю — до феерического заката… Помню, как оказалась в компании отдыхающих, рыбаков, и как на берегу они сварили настоящую уху из пойманной ими рыбы. Помню, варили сначала ершей в марлевом мешочке, вынимали, потом в бульон клали следующую рыбу или рыб, вынимали и их, и так до готовности. Помню, что последней была пеламида, большая крымская рыба с белым очень вкусным мясом, её уже раскладывали по мискам.

 

Как-то весной решила одна походить по Крыму, сначала по горной части, а потом спуститься к морю. Это было много позже моего одиночного путешествия по Кольскому. Взяла с собой лёгкое одеяло и кусок полиэтилена от дождя. Но в горах оказалось очень холодно, пришлось вернуться в Симферополь и подождать, когда мне передадут поездом спальник. Прислать прислали, очень тёплый, но и очень тяжёлый. Пришлось таскать его всю дорогу, и он стал только обузой, когда потеплело...

Из Симферополя ехала на автобусе и вышла на остановке, как помню «Ягодное», очень название мне понравилось. Ничего, кроме названия, об этом месте не знала. Остановилась невдалеке на ночлег. Через какое-то время раздались мужские голоса — какая-то, видно местная, компания решила посидеть на природе. Сидели, ели, пили, громко общались. А я, притаившись, дрожала от страха, пока народ не угомонился и не ушёл восвояси. Аналогичное произошло и дальше на пути, уже днём. Неподалёку от меня остановилась какая-то мужская компания, охотники или туристы, — выяснять не было охоты. Тихо сидела, как мышка, за холмиком, пока народ не двинулся дальше. Кстати, страшно было всё время. Если на Кольском боялась медведей и шпионов, тем более в темноте не скрыться — там было время белых ночей, то в Крыму — людей, хотя ранней весной в горном Крыму людей практически по тем временам не бывало. От страхов в Крыму спасалась рисованием, благо рисовать было много чего. Особенно поражали весенние цветы, первоцветы, — необычные, с толстыми мохнатыми ножками, с нежными цветами. Таких не видела больше нигде, рисовала и рисовала их всё время, все подряд. Кстати, уже позже, когда единственный раз отдыхала по путёвке в санатории «Белые ночи», работая в системе Госплана СССР, в сквере санатория была клумба с необычными цветами — их называли лунарии. Днём они были закрыты, а когда всходила луна, торжественно раскрывались. Странные какие-то цветы. Думаю, они любили луну не бескорыстно, возможно, их опыляли какие-то ночные насекомые. Лунарии тоже рисовала при луне и на восходе солнца. Очень красивые крупные цветы с оранжевыми длинными лепестками, похожие на лилии… Цветов рисовала много, получилось и много рисунков, но они куда-то запропастились. Но главное, рисование очень помогало в путешествии, а цветы навсегда остались в памяти…

После горного Крыма буквально сбежала к морю, это было счастье! Все страхи остались позади, освободилась наконец от тяжеленного спальника. Впереди только тёплое ласковой море, где можно утопить, смыть все проблемы и наконец полностью расслабиться, лёжа на горячей гальке и слушая тихий шелест волн… Кстати, о гальке. Хотя это гладкие, обточенные волнами моря камешки, но ходить по ним первое время очень больно. Но если себя преодолеть, ходить и ходить, то со временем подошвы ног огрубеют и привыкнут, потом по гальке можно и бегать. Преодолевать приходилось — чтобы не лезть в море в тапочках и соприкасаться с крымской землёй напрямую…

 

Ещё было одно путешествие по Крыму — уже вдвоём на простых, но полуспортивных велосипедах, горных тогда не было и в помине. Помню, как мы из дома добирались по Москве к Курскому вокзалу по улицам с оживлённым движением, при этом с тяжёлыми рюкзаками. Мне было страшно. Помню, как из Симферополя ехали по шоссе к морю и как грузовик пытался меня прижать к обочине, хотя места на шоссе было полно, просто шофёру, видно, захотелось так позабавиться. Он то обгонял меня, то притормаживал — держался рядом. И однажды подошёл так близко, что кузовом сорвал у меня с плеча кусок футболки... Помню, что остановились в уютной бухточке недалеко от Коктебеля, тогда дикарям было просто устроиться на берегу. Помню подъёмы и спуски по горным дорогам. И многое, что было необычным в этом путешествии. Впрочем, в этом путешествии всё было необычным…

Кстати, о велосипеде. Освоила сначала дамский, который мама подарила после окончания школы. Научилась быстро — кто-то сказал, чё де смотришь на колесо, оно никуда не денется. Смотри вперёд! Так и сделала и … помчалась. Это было что-то потрясающее, переживание лёгкости и полёта. Позже у меня появился тот самый полуспортивный велосипед, который был собран под меня. Очень лёгкий, на трубках. С ним просто срослась, много лет мы были одним целым. До сих пор помню эти полёты с ним, сравнимые разве что с полётами на лыжах — на горных, да и на простых тоже… По Москве часто ездила на велосипеде, даже иногда на работу. Ездила и в центр, меня привлекали старинные улочки. Чертила их расположение, сравнивала с существующей картой. Это было очень интересно…

 

Кстати, просто упомяну ещё об одном путешествии на велосипедах — в Прибалтику. Помню поездку днём по Куршской косе туда и обратно, тоже с рюкзаками. Тогда проехали за день примерно 100 км…

 

Весь южный берег обходила, объездила до самой Алушты, в западной части полуострова тоже была с друзьями, недалеко от мыса Форос. Там тоже было хорошо, и какого-то отличия от южного Крыма не заметила. Те же грозные тёплые синие волны среди огромных камней, те же пляжики с галькой, те же горные кручи, так же приходилось сбегать к морю или в ближайший магазинчик с цветущей полянки, где остановились и где жил крошечный родничок, и потом пыхтя подниматься обратно…

 

И моя последняя встреча с Крымом была сравнительно недавно. Там всё было вроде по-старому — то же тёплое синее море, то же необъятное небо, те же ослепительные рассветы и закаты, та же галька, так же Гора Медведь, утоляющая жажду в море… Но что-то изменилось… Да нет, просто изменилась я сама. И с грустью вспоминала тот прежний Крым, Крым своей молодости…

Ирина ПОЛЕТАЕВА

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.