Человек и запах. Часть 1

Запахи

Уже многие тысячелетия людям хорошо известен тот факт, что запахи обладают достаточно сильным влиянием на их психо-эмоциональное состояние. Запахи с древнейших времён — это способ воздействия на психику человека.

Технологии получения натуральных запахов были развиты древними столь высоко, что, например, благовония, найденные, в гробнице юного фараона Тутанхамона (1361-1352 до н. э.) даже по прошествии более чем 3-х тысяч лет всё ещё источали благородный аромат.

Людям древности были хорошо известны свойства таких натуральных летучих пахучих веществ, как мускус, ладан, масло сандалового дерева, розовое масло, масла различных пряностей, а также других эфирных ароматических субстанций. И они весьма активно использовали знания, связанные с ароматами, в различных областях своей жизни. Например, посвящённые жрецы Древнего Египта применяли ароматы для лечения различных телесных заболеваний и для возвышающего воздействия на сознание неофитов во время культовых обрядов и церемоний.

Человек и запах

В Древнем же Китае, наряду с благотворным воздействием запаха, ароматы нашли своё применение в недобросовестном достижении личных целей путём управления человеческим поведением. Например, чтобы поразить врага отравленной пищей, в зале, где должна была проходить трапеза с его участием, предварительно распыляли аромат груши, который возбуждал сильный аппетит даже у сытого. Запах лимона использовали, чтобы пробудить в сопернике агрессию и спровоцировать его на конфликт. А вот аромат определённых сортов роз, наоборот, делал участника переговоров податливым и сговорчивым и т. п.

Однако самому человеку тоже присущ запах, порождаемый летучими пахучими веществами, выделяемыми кожей, и он также посредством обоняния может восприниматься окружающими людьми. Этот запах человека является уникальным и зависит не столько от его телесного здоровья, сколько от его эмоционального состояния и даже от его личных черт характера. «Аромат или зловоние излучают не внешняя грязь или немытость, но сама сущность человека». Поэтому: «Аромат, излучаемый человеком, находится в точном созвучии с его состоянием. По ароматической шкале все действия человека можно разделить на полюса благоухания или зловония. Абсолютное чувство обоняния помогает разобраться в добром и злом… Запах человека – его неотъемлемый паспорт». В целом же: «Ароматический аспект Сущего очень интересен и необъятно широк. Он тонок и пронизывает собою всё и является в некотором смысле выражением Души предметов, растений, животных, людей», – писал в своих текстах Борис Николаевич Абрамов (1897-1972 гг.).

Известные врачи древности диагностировали болезни по определённым запахам тела, а многие из тибетских монахов узнавали намерения человека и его привычки по тому, как он пахнет.

Человек и запах

Из произведений древнеиндийской философии часто цитируют такие строки: «Аромат цветка путешествует с ветром, но запах святого человека путешествует против ветра». Смысл этих строк означает то, что святой человек источает благородный запах, распространяющийся во все стороны одинаково, независимо от ветра. Ранние христианские историки тоже описывали особые телесные запахи у различных святых. Например, Св. Екатерина Александрийская (кон. III в.- нач. IV в.) пахла фиалками, Св. Франциск Ассизский (1182-1226 гг.) – лимоном, Св. Людвина из Схидама (1380-1433 гг.) – корицей, а Св. Тереза из Лизье (1873-1897 гг.) – жасмином.

Таким образом, запахи, с одной стороны, оказывают глубокое влияние на человека, а с другой, являются источником информации о нём самом.

Известно, что первыми, кто пытался объяснить механизм обоняния, были античные философы. Например, Тит Лукреций Кар (ок. 99-55 гг. до н.э.) в своей поэме «О природе вещей» утверждал, что запахи – это не что иное, как летучие атомы различной формы. Поэтому восприятие запаха возможно лишь тогда, когда атомы обоняемого предмета отделяются от него и с потоками атмосферного воздуха попадают в человеческий нос.

«…Ну, а теперь я скажу, каким образом трогает ноздри запах.

Во-первых, вещей несомненно есть много, откуда

запахов разных поток, изливаясь, течёт и струится;

надо считать, что они, растекаясь, разносятся всюду.

Но для различных существ приятен и запах различный

вследствие разности форм…»

Сами же атомы не пахнут – считал философ – но, соединяясь с разнородными по форме порами носа, наподобие того как соединяются ключ и замок, они формируют в голове человека представление о том или ином аромате.

«…Стало быть, надо одним быть поменьше, другим же – побольше:

и треугольны у тех они будут, у этих – квадратны,

многие круглы из них, а иные и многоугольны.

Ибо, раз требует склад и движенье семян изначальных,

то непременно должны быть несхожи по складу и поры…»»

Немало и других глубоко мыслящих философов, учёных, литераторов минувших эпох уделяли внимание механизму восприятия запаха, предлагая свои различные теории. Но достоверно приблизиться к пониманию обонятельных процессов удалось лишь на рубеже XX и XI вв., т. е. спустя примерно две тысячи лет со времён Лукреция Кара.

Итак, в 1999 г. американские исследователи Линда Бак из Медицинского института им. Говарда Хьюза Колумбийского Университета, Беттина Малник из Гарвардской медицинской школы, а также Джунзо Хироно и Такааки Сато из японского Научно-исследовательского центра в Амагасаки сообщили в своей журнальной статье о том, каким образом человеческий нос различает колоссальное количество запахов (Malnic B., Hirono J., Sato T., Buck L. «Combinatorial receptor codes for odors», Jour. Cell, Vol. 96, 1999). Оказалось, что механизм обоняния устроен по комбинаторному принципу, т. е. вместо, как считалось ранее, одного обонятельного рецептора в восприятие конкретного запаха вовлекается их определённая комбинация. Это и позволяет нашей системе обоняния иметь широчайший диапазон распознавания при ограниченном количестве воспринимающих единиц. Говоря другими словами, физико-химическое воздействие молекул различных запахов на человеческий нос кодируется ответной электрической активностью различных комбинаций обонятельных рецепторов. Даже минимальные структурные отличия молекул запахов, например, по длине углеродной цепи, по функциональной группе или по пространственной структуре приводят к возникновению различного рецепторного кода. Причём, увеличение концентрации пахучего стимула тоже ведёт как к росту числа активируемых рецепторов, так и усложнению его рецепторного кода.

Соответствие молекул запахов различным рецепторам

 Активируемые молекулами различных запахов (обозначенных как odorants) различные комбинации обонятельных рецепторов (обозначенные как receptors). [Malnic B., Hirono J., Sato T., Buck L. «Combinatorial receptor codes for odors», Jour. Cell, Vol. 96, 1999.]

 Когда пахучая молекула возбуждает различные рецепторы обонятельных нейронов, то возникший кодированный электрический сигнал передается по их аксонам в обонятельную луковицу. Эта структура, расположенная в самой передней части основания головного мозга, является центром обмена информацией о запахе. Из обонятельной луковицы сигнал передаётся в определённые отделы коры головного мозга, где он обрабатывается и идентифицируется как тот или иной запах в соответствии с трёхмерной так называемой картой запахов обонятельной памяти, а также в лимбическую систему, которая связана с выработкой веществ, вызывающих у нас соответствующие чувственные состояния. Таким вот образом обоняние сопрягается с психо-эмоциональной сферой, которая и придаёт запаху соответствующую психо-эмоциональную окраску.

Строение обонятельного нейрона

 Строение обонятельного нейрона, где c – обонятельные нити, d – дендрит, s – тело нейрона, a – аксон. [© Universitat Heidelberg.].

 Однако ключом к пониманию описанного комбинаторного принципа работы обонятельной системы человека стало обнаружение семейства обонятельных генов, количеством приблизительно около 1000 единиц (т.е. где-то 3% от всего генома человека), управляющих работой примерно такого же количества обонятельных рецепторов, – до этого момента обоняние оставалось за рамками генетического анализа. Научная работа с описанием этого открытия была опубликована в 1991 г., т.е. на несколько лет раньше вышерассмотренной, уже известной нам Линдой Бак и Ричардом Акселем из того же Медицинского института им. Говарда Хьюза Колумбийского Университета (Buck L., Axel R. «A novel multigene family may encode odorant receptors: a molecular basis for odor recognition», Jour. Cell, Vol. 65, 1991). Суть этой работы сводилась к тому, что каждый обонятельный ген содержит информацию об одном-единственном обонятельном рецепторе – белковой молекуле, расположенной на поверхности обонятельных нитей нейронов, которая и реагирует с пахучим веществом. Это во многом позволило объяснить способности людей по-разному воспринимать запахи – у разных людей в геноме могут быть представлены разные обонятельные гены, которые, соответственно, и определяют весь набор обонятельных рецепторов в носу. Отсюда становится понятным, почему одни люди могут различать сотни запахов, а другие не могут отличить друг от друга два аромата.

Признанием важности открытий, связанных с механизмом обоняния, стало присуждение Линде Бак и Ричарду Акселю в 2004 г. Нобелевской премии за исследования в области физиологии и медицины.

Продолжение в следующем номере.

Альберт СКУМАТОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
16 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.