Заметки о Канаде. Глава 1

Канада – страна с необыкновенной природой, здесь она сохранена в своём первозданном виде. Провинции сильно различаются своим климатом. На северных территориях температура зимой от -40° до -50°С, а южнее, ближе к экватору, на берегу Тихого океана растут пальмы.

   В Канаде я прожила несколько лет. Население тут не очень разговорчивое, особенно с новоприбывшими, но потихоньку, по крупицам собирается информация об этой стране, о жизни «изнутри», о быте и нравах. И спустя три года с удивлением узнаёшь, что об этой стране тебе известно больше, чем местным, прожившим в ней всю жизнь.

 За все годы здесь я мало где побывала, и поэтому путешествие в другую провинцию, южнее Альберты, стало для меня целым открытием. Оказалось, что климат там намного мягче, воздух суше, даже хрустит. Атмосфера и природа очень напоминают Крым. Только там, где я побывала, нет моря, но вместо него по горам струятся быстрые, бурные ледяные речки и повсюду бьют горячие минеральные источники. Этот район представляет из себя небольшие поселки местных фермеров и индейцев в провинции Британская Колумбия.

   

 Попасть сюда из прохладной Альберты для меня было настоящим подарком и необычайным отдыхом. При этом эта область находится всего лишь в трёх часах пути на машине. Альберту и Британскую Колумбию разделяет гряда Роковых гор. Но с одной стороны гряды климат более суровый, а с другой — океан, много дождей, и дуют теплые ветры, даже зимой. Вообще, такое ощущение, что граница между провинциями проходит по климатическому поясу. Только пересек её — и попадаешь в лето.

После пересечения границы не успеваешь удивляться количеству разнообразных животных: койотов, косуль, оленей, медведей. Все они близко подходят к дороге или гуляют по проезжей части, совсем не боясь машин. В этом штате дороги не ограждают глухой сеткой, так что всю живность можно посмотреть вблизи.

  

В первые сутки остановилась на ночлег с палаткой у озера в живописной бухте вблизи горячих источников.

   

Расположилась в кемпинге. Хочешь не хочешь, но останавливаться тут нужно в специально отведённых места, иначе можно попасть в неприятности. Неприятности здесь всегда связаны с гигантскими штрафами. Так что с законом здесь не шутят, а в каждой провинции — свои законы, так что приходится быть вдвойне осторожным. Так вот, остановилась в кемпинге для трейлеров и палаточников. Территория кемпинга просто кишела людьми. Все места заняты на весь сезон. А стоянки так близко расположены одна от другой, что всё это больше походит на цыганский табор. Все удобства для народа очень напоминают по своим техническим характеристикам постройки советских детских лагерей отдыха, оставшихся без ремонта ещё с тех времён.

В таких кемпингах в основном живут мамы с маленькими детками и пенсионеры. Но нужно сказать, что это не дешёвое удовольствие, доступное только состоятельным семьям. Например, только аренда площадки под трейлер стоит в месяц столько же, сколько аренда двухкомнатной квартиры в деловом центре большого города. Притом это курортное место — забытая глубинка, не очень популярная у туристов. Сам посёлок меня поразил своим гамом и особым стремлением обустроиться. Народ старается то нагородить перегородок, то веранды самостоятельно соорудить и затянуть полиэтиленом. Всё организуется своими руками, без лишних издержек. Такого творчества я не видела даже в наших пресловутых огородных посёлках.

Там я переночевала, поудивлялась и поехала дальше.

Ещё хотелось бы описать местность этого курортного региона. Что и говорить, природа тут необыкновенная. Но как же живут простые люди! Проехав через посёлки и различные жилые районы, увидела потрясающую бедность. Такое ощущение, что все домики наспех сколочены из всего, что попало под руку.

 

Проржавевшие машины, стоящие во дворах, как минимум 20-ти летней давности. Ну как же так? Канада же вроде богатая страна. Вот и получается, что это реальный уровень жизни в тех местах, где нет государственных программ или проектов по добыче нефти.

Я много раз слышала рассказы канадцев, кто мигрировал в Альберту, о бедности и трудностях жизни в других штатах и особенно в маленьких городках. Но мне в это не верилось, пока сама не увидела реальную ситуацию своими глазами.

Я встречала здесь фермеров, которые говорили, что сами выбрали такую скромную и нелёгкую жизнь, потому что им совсем не хочется работать в больших городах. Чего только не услышишь в глубинках, каких только историй о реалиях жизни! В глубинках люди не так боятся цензуры и давления со стороны государства, поэтому предстают совсем в другом свете.

 Также мне посчастливилось поговорить с рыбаком-любителем. В ночь грозы он принёс мне горячий чай и предложил укрыться от непогоды в трейлере. Мы долго беседовали. Странная получилась эта беседа. Он говорил, что в его роду русские, украинцы и ирландцы. Что дети его деда были отняты и воспитаны в интернатах. На вопрос почему, сказал, что это было сделано под предлогом бедности, но на самом деле правительство просто принуждает людей жить по неким стандартам, нравится тебе это или нет. Со всеми тут так обходятся, говорил он. Это ничуть не лучше того, как обошлись с коренными индейцами. Все это знают, только молчат. Я его подробней не расспрашивала. Потом мы долго говорили о рыбалке, о живописных местах Канады.

Здесь, в провинции Британская Колумбия, все и каждый пробует организовать свой маленький бизнес, рассчитанный на туристов. По обеим сторонам дороги здесь и там видны заброшенные площадки для мини-гольфа, трассы для картинга, тиры. Всё, что можно было придумать и оформить своими силами, своими руками. Всё это обладает своим рукотворным обаянием и красотой, но не функционирует.

 

Получается, что всё, что здесь в глубинке и в больших городах реально функционирует, принадлежит правительству или большим корпорациям. Я имею в виду крупные супермаркеты, гостиницы, бассейны с минеральными водами и т. д. В общем-то, это характерно не только для периферии, но и для городов-мегаполисов. Только в больших городах это не так бросается в глаза. Там есть строители, сантехники, парикмахеры — все, кто обслуживает правительственный персонал.

В следующий раз я остановилась в кемпинге у индейцев. Умеют же индейцы места выбирать! Местность и вправду необыкновенная. Просторы. Кемпинг у самого озера, как в чаше, а вокруг горы.

    

Территория ухожена, для туризма всё обустроено. Там тебе и чистые душевые, и веранды для отдыха, все места между палаточниками разграничены деревьями, чтобы люди сильно не теснились. Чувствуется, что этот кемпинг имеет какое-то финансирование, иначе невозможно всё поддерживать на таком уровне.

Одним словом, место чистое и необычайно красивое. А вот постояльцев там было совсем немного. На выходных ещё народ оставался, а после все разъехались. Так что я осталась на несколько дней одна в горах. Больше всего меня это тревожило ночью. Ночью тут в округе ни души. Офис закрывается в шесть вечера, территория не ограждена, и я одна на природе. И вот, вначале каждую ночь меня мучили сны, что приходит медведь. При этом я просыпалась при каждом шорохе. Правда, как-то под утро приходило целое стадо косуль, но медведей, к счастью, не было!

У меня хорошая знакомая в Америке страшно любит медведей и индейцев, говорит, что медведи, если на них не нападать, сами не причинят тебе вреда. Она присылает постоянно фотографии, где она вблизи медведей. Может, со временем и привыкну, но пока очень боюсь.

Вообще, соседствуя с канадцами, столько всякой ерунды об индейцах наслушалась, что просто волосы дыбом. Но когда начинаешь расспрашивать конкретные вещи о них, то никто ничего толком не знает. Одно ясно, канадцы очень не любят коренное население и всячески пугают им не только детей, но и друг друга. Но а это, оказывается, совсем несложно. Может поэтому, индейский кемпинг пустовал.

Во время поездки я познакомилась с местными индейцами. Они пригласили к себе на праздник. По-канадски этот день называется «День аборигена» (ну и название)! Но попасть на праздник мне так и не удалось из-за разразившейся бури. Также интересно, что индейцы практически не говорят по-английски. Они живут очень обособлено, по своим законам. У них своё правительство и свои государственные программы поддержки и развития, своя полиция. Так что попасть к ним в резервации без повода достаточно сложно. Нужно знать, когда и куда ехать. У них есть такой праздник песен, называется «Павав», вот на такое мероприятие можно было бы попасть!

Однажды случайно присутствовала на индейских поминках, индейцы организовали их в городском парке в центре канадского города. Почему они решили собраться там, до сих пор не знаю, индейцы редко выезжают за пределы резерваций. Всё увиденное затронуло некие глубины не только во мне, но, казалось, никто из случайных прохожих даже не дышал. Там собрались десятки индейцев, накрыли столы. Многие были одеты традиционно. Что именно означала та одежда, я, к сожалению, не знаю. Посреди поляны сидела вдова. И к ней поочередно подходили все гости. Затем запели. Это гортанное пение из очень специфических отрывистых и протяжных звуков. Никогда я такого не слышала.  Пение взывало к самым глубинам души и уходило дальше, вверх, где парят птицы и обитают души умерших. Это был великий гимн памяти, исходящий из каждого сердца собравшихся. Всё замерло, не ощущалось и ветерка.

В течение нескольких дней, проведённых в горах, я успела побывать, на нескольких минеральных источниках, один из которых, государственный, оборудован под бассейн.

А один источник, совсем натуральный, расположен глубоко и высоко в горах, далеко от основных магистралей.

 

Здесь из земли бьёт горячий ручей, наполняя небольшую каменную ванну. Вода солёная, с характерным запахом минеральной воды. Эти воды действительно обладают очень мощным воздействием. Хотя что за состав, выяснить так и не удалось.

Днём позже мне пришлось двигаться дальше, так как в горах разразилась гроза с сильным ливнем. Ночью от вспышек молний было светло, как днём. А утром дождь так и не прекращался, подъехали какие-то люди и сказали, что в окрестностях замечены четыре пумы и оставаться в этой местности в палатке совсем небезопасно. Вообще, нужно сказать, что канадцы меня удивили. Я не ожидала, что люди в моменты опасностей будут помогать друг другу. В этом я не раз убедилась и по пути домой. Например, найти подъезд к городу мне помогла пара немолодых джентльменов нетрадиционной ориентации. Это были очень вежливые люди, но всё равно нечто было для меня странным. Я слышала, что однополые браки в Канаде разрешены и пропаганда однополой любви носит официальный характер, но, несмотря на это, многие люди продолжают скрывать свою сексуальную ориентацию. Правительство принимает беженцев со всего света, если те заявляют, что дома преследовались за свои «предпочтения». В городах и посёлках проводятся не только парады, но и «голубые родео», куда в основном ходит лишь молодёжь, а люди старшего поколения продолжают относиться к таким явлениям насторожено. По словам молодежи, им нравится ходить на «голубые родео», потому что ковбои там вежливые и не дерутся. Остается лишь удивляться, как быстро стираются рамки норм, ведь не так давно за такие вольности могли и здесь устроить самосуд. Помимо всего,  хотелось бы отметить, как стремительно меняется мир. Поездив по Европе и проживая сейчас в Канаде, я не перестаю удивляться, как старшее поколение кардинально отличается от моих сверстников. Такое ощущение, что молодежь воспитывает кто-то ещё, вместо родителей.

Итак, о возвращении домой. Как выяснилось позднее, дождь, прошедший в горах, приходит и в долины и частенько затопляет малые и большие города, размывает дороги

 

Так что добраться до города оказалось непросто. На всех дорогах был выставлен патруль, перенаправлявший движение по безопасным дорогам. При этом дороги то открывали, то закрывали, в зависимости от погодных условий. То есть, доехав до рекомендованного пункта назначения, выясняла, что дорога уже закрыта. Так мне пришлось объехать практически полштата, чтобы найти разрешённый въезд в город. И уже в городе сориентироваться, как проехать в нужное место, так как практически все дороги и в городе были под водой. И уже в городе оказалось, что всё ещё только впереди — вода с гор всё прибывала и прибывала в долины. В городе частично отключили электричество и начали эвакуацию некоторых районов. При этом единственным источником информации для меня оставалось радио. Но по радио, как это часто бывает в Канаде, советовали все подробности, а именно, какие районы города подлежат эвакуации, посмотреть на Фейсбуке. В районах, с риском затопления, отключили электричество, так что о доступе к Интернету и речи быть не могло! По-видимому, канадцы полагались на военных, которые обходили дома, подверженные риску затопления. Но это уже о разнице менталитета. Мы привыкли сами быть начеку, не ждать, что нас кто-то спасёт. Здесь же наводнение всё-таки не обошлось без жертв. Военные нескольких человек так и не успели эвакуировать из домов.

А в горах в это время бушевала стихия. Пока добиралась домой, видела потоки рек, которые лились прямиком на дорогу с отвесных скал. При этом проезд по этой дороге был ещё открыт, а уровень воды всё прибывал. Я видела маленькие лавины-обвалы и небольшие валуны, летящие со скал на проезжую часть. При этом проезд всё ещё не был закрыт. На перекрытых трассах сошли большие лавины, и городки, через которые проходит магистраль, ушли под воду. В который раз убеждаюсь, что стихия непредсказуема и обладает недюжинной силой. Нужно всегда быть очень осторожным, в зависимости от сезона. В этот раз только одна ночь грозы в горах чуть не смыла огромное количество населенных пунктов.

И несколько фото мест, которые видела во время путешествия по провинции из города в город, в поиске возможных путей домой — курортные сети частных гостиниц и ресторанов.

 

 Пикет индейцев напротив центра канадской администрации — протест против переселения с исконных земель. Не стоит и говорить, что многие из них выглядели очень подавлено, рассказывали, что их дом, в котором жили предки, — это то немногое, что у них осталось. Их глаза, наполненные скорбью и болью, запомню надолго.

Индейцы так обрадовались, что об их проблемах могут узнать российские читатели, что с удовольствием позировали перед камерой.

Город-призрак. Городок шахтёров, погребённый под лавиной в начале прошлого столетия. Таких городков-призраков тут много. Подобные лавины в этих местах никто не расчищает, только освобождают дорогу и ставят мемориальные плиты.

 

Прерии Альберты.

Помню, когда жила ещё в Союзе, в Прибалтике, и меня очень мало интересовало происходящее в мире и в стране, в те годы у меня был далёкий знакомый, депутат. Я неоднократно слышала от него слова, что страна в опасности, люди, проснитесь, де мол, посмотрите, разберитесь, что принесет нам вступление в Евросоюз. Но никто не слушал его. Все были заняты бытом, проблемами выживания. Кто-то считал, что он просто строит себе карьеру. Но где сейчас страна, бывшая союзная республика, в которой я жила? Где люди, кто жил там? Вступление в Евросоюз было окончательным ударом, разрушившим все инфраструктуры, и не только, до основания.

Вот и остаётся путешествовать и описывать всё увиденное своими глазами, потому что свою страну ты уже проморгал за последние 20 лет безразличия.

Вероника БЕРЕЗКИНА

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
8 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.