Жизнь длиною в век

Моя бабушка родилась в 1914 году, ушла не так давно, в конце 2020 года в возрасте 106 лет. Какое-то необъяснимое чувство возникает, когда думаешь, что человек родился ещё до революции, жил уже взрослым после революции, пережил тяготы Великой Отечественной войны, развал Советского Союза и даже успел освоить достижения современных технологий – например, общение по видеосвязи. Судьба человека неразрывна с историей страны... Понять, как влияли события в стране на судьбы людей, – очень интересно, особенно когда это судьба близкого родственника.

Бабушка родилась в рабочей семье. Отец 25 лет служил в царской армии, имел звание штабс-капитана, был весьма образован. Мне довелось читать его письма бабушке, в 60-х годах. Удивительный слог, грамотная речь, уважительное отношение к дочери, внукам – ко всем обращался на «вы», по имени-отчеству, ну и само повествование о жизни – всё это давало представление о культуре дореволюционной России. Мать бабушки, моя прабабушка, была крестьянка, воспитывала детей – их, к слову, было одиннадцать,  один мальчик и остальные девочки. Семья жила в Сибири, в городе Прокопьевске, в своём доме, занималась сельским хозяйством.

После революции было голодно. Прокормить одиннадцать детей было сложно, и на какое-то время, чтобы выжить, родители отдали несколько детей, включая и мою бабушку, в интернат. Она помнит, что один раз в день давали большой ломоть чёрного хлеба, и это было за радость…

Юность бабушки была полна надежд и устремлений к светлому будущему. Бабушка занималась спортом, окончила физкультурный техникум. Сибирские зимы были наполнены лыжными соревнованиями, радостью от почётных грамот. Все горели  строительством социализма и коммунизма, лучшей жизни на Земле.

 

На фото бабушка третья (слева направо).

 

Великая Отечественная война застала бабушку в Крыму, в Евпатории, где она работала в детском госпитале, проводила занятия лечебной физкультуры. Госпиталь стал военным, его эвакуировали из Крыма, и бабушка уехала вместе с госпиталем.

В 1942 году родился мой отец. Война забрала его отца, моего дедушку, в этом же 1942 году. Папе тогда было всего 6 месяцев. Отношения людей оборвались в самом расцвете счастья, любви, радости – как и у миллионов наших сограждан. И это невозможно забыть, ведь война коснулась каждой семьи. Реки «Бессмертного полка» подтверждают, что такое забыть невозможно, пока жива память поколений.

Всё поменялось, судьба заставила бабушку становиться сильной. После войны госпиталь переехал обратно в Евпаторию, где она  ещё долго трудилась.

 

Там же прошло счастливое детство моего отца и там же позже из года в год проходило и моё летнее счастливое детство. У бабушки в Евпатории остались друзья, их дети потом дружили, а дети детей, то есть я и мои сверстники, – дружили тоже.

Бабушка на фото справа.

 

Помню, мы писали друг другу письма, вспоминая, как беззаботно купались, пили лимонад на набережной, ели вкуснейшее лимонное мороженое, гоняли на рынок, вдыхая ароматы южных фруктов, по вечерам слушали у заборов летних сцен концерты приезжающих звёзд и мечтали о будущих встречах… В Крыму я была не раз благодаря именно бабушке, благодаря её судьбе.

 

Через десять лет после войны бабушка попыталась найти семейное счастье. Родился второй ребёнок. Второй муж был военным, семья колесила по стране, переезжая с места на место, с Комсомольска-на-Амуре до Прибалтики. Но счастье было недолгим: муж из-за контузии (увы, это тоже эхо войны) часто был агрессивен, что привело к разрушению семьи. Бабушка осталась с двумя маленькими детьми в далёкой Прибалтике.

И опять выживание, чтобы поднять детей в непростое послевоенное время. Работала на заводе, часто в три смены, дома по ночам занималась ещё подработкой – шитьём. Помню её, склонившейся в ночи над швейной машинкой, с горящей небольшой лампочкой. Наверно, тогда она и посадила себе зрение.

Вырастила детей, дала им высшее образование, но даже не это главное. Для меня был важен пример отношений людей друг с другом. У бабушки с её детьми всегда царила человечность, забота, уважение. Я не слышала никогда даже намёков на ругань. И не только в семье.  Она никогда не опускалась до осуждений, склок, я не помню, чтобы она про кого-то плохо отозвалась. Общение с ней в основном было наполнено интересными рассказами. Помню, она натопит печку, уложит меня на перину, сядет рядом и начинает рассказ о далёкой Сибири. Для меня это была как вечерняя сказка о какой-то далёкой стране Сибирь. Я думала, вот вырасту – обязательно туда съезжу. Понимаю теперь, что она тосковала по местам своего детства, юности, отчему дому, тому месту, где зарождались её светлые надежды.

Следующим потрясением судьбы для всей страны и для бабушки был развал Советского Союза. В Прибалтике в мановение ока взорвался дремлющий национализм, заставивший многих русскоязычных покинуть насиженные места. Не исключением была и бабушка, она вместе с семьёй дочери переехала навсегда в Россию. Хорошо помню разрывающие душу её тихие слёзы, кроткий взгляд. Опять расставание не по своей воле, расставание с налаженной долгим трудом жизнью, расставание с частью семьи. Казалось бы, дожить тихо старость. А тут под 80 лет опять всё сначала. Опять предстоит ютиться вчетвером в однокомнатной крошечной квартире, заново обустраивать быт. Но ни слова жалобы на судьбу, какой-то удивительный стержень, закалённый непростыми жизненными испытаниями, позволял бабушке и в 80 начать всё с начала.

Когда бабушке было далеко за 96, я оформляла ей визу для поездки в Прибалтику. Помню, дамочка, заполнявшая анкету, вписывала год рождения – 1914, подняла изумлённо глаза – что? до революции? Но, увы, втридорога взяла цену за страховку.

На фото бабушке 96 лет (2010 г.)

 

На 100-летний юбилей у бабушки спросили, в чём секрет долголетия? Она ответила просто: «Нужно трудиться и никому не делать плохо». В этом возрасте она продолжала делать по утрам зарядку, лекарств практически не принимала, даже умудрялась втихую выплёвывать те лекарства, которые полагались по возрасту. Никаких серьёзных болезней, кроме снижения слуха и снижения зрения. К 100 годам, к сожалению, зрение ушло совсем, задолго до этого все попытки сделать операцию были безуспешны – врачи не брались оперировать в таком возрасте. Она очень любила читать газеты, была в курсе всех политических событий, до последнего читала с большой лупой. Потеря зрения вновь заставила бабушку приспосабливаться к новым реалиям. Политические новости стала больше слушать, училась передвигаться по квартире сама, надеялась на чудо, вдруг удастся что-то сделать со зрением. Мне кажется, если бы не потеря зрения, она бы прожила и до 120-ти, настолько сильный был у неё заряд жизни и бодрости.

Ещё одно качество, которое меня всегда восхищало в ней, – опрятность. Будучи уже без зрения, встречаясь ли с гостями или просто находясь в своём обычном дне, она всегда была ухоженной, с чистым воротничком, аккуратными руками, волосы всегда были причёсаны, тапочки у кровати всегда стояли ровно… И это не только заслуга дочери, это её черта характера. Было очень приятно на неё смотреть. Аккуратный образ — дань уважения к другим людям.

Ушла она тихо. Врачи не могли диагностировать причину смерти, поскольку никаких особых болезней не было, написали общие фразы – недомогания, какие ставят многим и в 50.

Организм человека – удивительный инструмент, а сила духа в нём творит чудеса. Образ бабушки у меня ассоциируется с духом русского человека, хорошие качества которого формировались веками.

Юлия ХРАБРЫХ

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
11 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.