Занимательные уроки ОКД

дрессураЗанимательная физика, занимательная математика —знакомые с детства книжки и объёмы, за которыми скрывались целые миры.  Чем-то похожим для меня стало обучение моей овчарки общему курсу дрессировки, можно сказать, «занимательному ОКД».

 

Мы записались на ОКД

Когда моему любимцу исполнился годик и он так и оставался непослушным, я поняла, что не умею воспитывать собаку. Перед глазами стояли овчарки, грациозно шагающие рядом со своим хозяином, и в сравнении с ними я была похожа на воздушный шарик, летающий за своим щенком.

Как-то среди собачников услышала, что в лесном массиве, неподалёку от дома, набирается группа обучения ОКД на специально обустроенной площадке. Я захотела пойти, связалась с инструктором и записалась на курсы.

Дело было зимой, курс был рассчитан на три зимних месяца, занятия по субботам и воскресеньям по три часа. В приподнятом настроении шагала я на первое занятие и, глядя на своего озорного игривого малыша, не могла представить его в роли послушного ученика. Для меня всё это было совершенно новым, манило чем-то увлекательным. И вот мы шли, как два пионера, по зимнему лесу навстречу знаниям.

Площадка для занятий находилась посреди леса, в уединённом тихом месте. Конечно, не в глухом лесу, а рядом с жилым районом, где люди прогуливают собачек, занимаются спортом. Площадка была огорожена высокой сеткой и закрывалась на ключ, так что туда могли попасть только учащиеся. По периметру площадки стояли разные снаряды —высокая треугольная лестница, качели, тумбы для прыжков, бревно, три разных по высоте барьера и другие. А по центру площадки — свободное пространство.

 

дрессураИнструктор и  первое занятие

На площадке нас встретил инструктор — мужчина лет сорока с грозным голосом, как мне показалось поначалу. Он порадовался, что на занятиях будет немецкая овчарка,  выразил особое к этой породе расположение и сказал: «Ну, что, добро пожаловать! Наденьте намордник и отпускайте собаку на свободу!». На площадке к тому времени уже собралась пара десятков собак разного возраста и размера, немало кобельков. Я заволновалась, не подерутся ли? Инструктор спокойно ответил: «Не волнуйтесь, они все должны познакомиться и, чем быстрее разберутся между собой, тем лучше, тем спокойнее у нас пойдут занятия. До тех пор они постоянно будут хотеть выяснять отношения и не смогут полноценно обучаться. Они не покусают друг друга, так как все в намордниках и под нашим (его и напарника) контролем». Я поняла, что занятия, собственно, начались больше для меня, а не для собаки. Со страхом я отпустила щенка. Что тут началось! Все хозяева стояли в некотором оцепенении, а их питомцы, вырвавшись на свободу, понеслись гурьбой «в пляс». Это напоминало картинку, когда в школе после звонка толпа ребятишек с улыбками до ушей, размахивая портфелями, неслась навстречу перемене. И вот эта толпа собак, кубарем, вдогонку друг за другом, начала нарезать круги по всей площадке. Какие же они были счастливые и весёлые, не оторвать было глаз от них!

Через тридцать минут инструктор построил нас — учеников (двуногих и четвероногих) и сообщил расписание. Для начала, как мы уже поняли, предстояло 30 минут разминки, чтобы собаки «выпустили пары» и могли воспринимать обучение. Потом 45-ти минутные занятия с переменками по 30 мин. Первое и, на мой взгляд, самое важное — инструктор сказал, что эти занятия посвящены в основном хозяевам. Нам предстояло понять психологию собак. А инструктору — донести до нас основы дрессировки.

 

Учим команды

Начались наши интереснейшие уроки. Я чаще стала замечать на улицах разные ситуации с хозяевами и собаками, вспоминая, что нам говорил инструктор. Например, надрывающаяся тётушка  кричит собаке «Ко мне», а собака и ухом не ведёт. Инструктор объяснял, что эта команда должна быть самой любимой для собаки, поэтому её всегда надо произносить ласковым голосом, поощрять поначалу  вкусняшками и каждый раз хвалить за послушание. А в дальнейшем, когда вкусняшки уже сделают своё дело, поддерживать послушание лаской. Если человек недоволен поведением своего подопечного и хочет, чтобы собака подбежала, то нужно давать другую команду, например «Рядом». Команда «Рядом» это когда собака должна быть слева от хозяина, после чего можно начинать движение.

 

дрессураТренировки на выдержку

Сложнее всего давались тренировки на выдержку, когда собака должна оставаться на месте, если хозяин отходит, и выполнять при этом команду «Сидеть», «Лежать» или «Стоять». Поначалу невозможно было шаг сделать в сторону, как мой малыш шёл следом за мной. Потом, потихоньку, удавалось отходить на несколько шагов, потом ещё дальше. И апогеем было, когда уходила далеко, терялась  из виду, а щенок, не двигаясь с места, преданно ждал моего возвращения. Следующая картина: по кругу сидят наши ушастые ученики, а хозяева собираются в центре круга, перемещаются, прячутся от своих собак, и так минут пять. А собачки, не двигаясь с места, зорко вглядываются в людей в центре круга. Как же мы были счастливы, когда наши подопечные выполняли упражнения!

 

Домашние задания

Надо сказать, что успехи были только благодаря правильному обучению и выполнению нами домашнего задания. Инструктор с самого начала настойчиво требовал от нас самостоятельных тренировок. После каждого урока нам давали домашнее задание — закреплять полученные знания. И каждое новое занятие начиналось с повторения уроков предыдущего. И сразу было видно, кто занимался дома, а кто нет. Таким хозяевам инструктор говорил: «Зачем вы пришли на курсы? Для галочки? В этом нет смысла. Либо вы занимаетесь с собакой, либо уходите». Такой подход заставлял не лениться, подходить ответственно к задаче. Нам приходилось преодолевать лень и находить время для тренировки собаки каждый день.

Мы со щенком выходили тренироваться каждое утро, рано, пока город ещё спит, и усердно выполняли домашнее задание. Однажды, получив замечание от инструктора: «Ну вам-то, с немецкой овчаркой, которую проще всего научить работать, — не стыдно?», решила посерьёзнее отнестись к занятиям. И всё больше понимала, что занятия, прежде всего, необходимы мне самой.

 

Преодолеваем комплексы

Инструктор помогал преодолевать нам свои комплексы. Один из них — неумение владеть голосом. Учил проявлять волю, строгость в голосе, когда это нужно. Особенно это касалось женщин, девушек. У нас в группе была одна маленькая, тоненькая хрупкая девушка с кавказцем. Голосок у неё был еле слышен, и собака её упорно не слушалась. Инструктор ей говорил: «Как вы думаете управлять собакой в городе, если не будете проявлять качества вожака для собаки? И продолжать тихо-тихо отдавать команды. Конечно, она не будет вас слушаться!». Брал собаку в центр круга, и собака в одночасье менялась, беспрекословно выполняла все команды инструктора. При этом он произносил минимум слов, только короткие команды. Собственно, так было почти с любой собакой, которую инструктор брал в центр круга, чтобы показать, что собака всё может и что причина лишь в хозяевах. Это очень завораживало, когда собаки повиновались, казалось бы незнакомому человеку. При этом в его голосе не было злости, жестокости, он был требовательным и в то же время ласковым к собаке.

 

дрессураРабота на снарядах

Чем дольше мы занимались, тем больше собака хотела работать, выполнять команды, для неё это было своего рода игрой в паре со своим хозяином. Как же было радостно видеть глаза, как бы говорящие: «Ну, говори, что делать, я готов!». Особым восторгом пользовались снаряды. Их оставляли напоследок, в конце занятий. Поначалу мой кобелёк боялся. Первый раз на бревне мне пришлось почти нести его на себе: он только лапами касался бревна. Потом начал опираться на лапы, но также с моей поддержкой. А когда в первый раз он прошёлся по бревну самостоятельно и понял, что это не страшно, как же обрадовался — стал проситься на бревно ещё и ещё, всячески показывая мне, мол, смотри, у меня получается! То же самое было и на барьерах, тумбах, качелях, лестницах. И когда мастерство на всех снарядах было отточено, занятие превращалось в очень красивый, стремительный танец. Каждый хозяин бежал рядом со своей собакой вдоль снарядов, давая ту или иную команду («Барьер», «Вперёд»). И собаки неслись, с азартом преодолевая препятствия. И так мы нарезали много кругов, а в конце от усталости языки свисали набок не только у собак. Домой мы приходили уставшими, но радостными. Ели, а потом падали, что называется, без задних лап. Однажды занятие пришлось на 20-ти градусный февральский мороз. И чтобы никому не замёрзнуть, весь урок проходил в темпе лёгкой трусцы. То есть физическая нагрузка была ещё одним важным плюсом как для собак, так и для людей.

 

Экзамены и птичка

Три учебных месяца длились, казалось, целый год. Ведь уроки приходилось делать ежедневно. В нашей группе люди и собаки подружились, создалась очень приятная атмосфера. У собак текла своя жизнь: одни стали друзьями не разлей вода, другие ссорились, каждый раз выражая недовольство при встрече (в основном кобельки), но так или иначе все как-то понимали, что находятся в одной среде.

птичка

Венец всему обучению – экзамен, на котором люди должны были продемонстрировать, чему научились. Хозяева волновались, как в учебных заведениях перед экзаменами. Нас выстроили в один ряд. И по очереди вызывали в центр площадки. При этом команды давал инструктор, а хозяин шёл рядом и дублировал, подавая знаки команд. (Каждой команде соответствует движение, и собака научилась хорошо понимать команду, даже если она не произносится.) Вначале вызывали овчарок — как самых способных и тех, кто на занятиях были самыми успешными. Мы с моим любимцем попали в первую тройку. Поначалу всё шло замечательно, моя овчарка выполняла все команды, хорошо отточенные. Но в какой-то момент над нами пролетела птичка и села на забор, а мой кобелёк, открыв свою маленькую пасть, завороженно стал глядеть на птичку. Кое-как доделали программу, он её выполнял, но всё время оглядывался на птичку. Это вызвало всеобщий добрый смех. Конечно, хорошо обученная собака не должна так отвлекаться. Из рассказов моего дяди, который служил на границе со своей овчаркой, дрессированная собака может лежать рядом со своим хозяином несколько часов на одном месте, не шевелясь, как в разведке. А услышав шорох, может определённым знаком показать хозяину, от кого этот шорох исходит — от птицы, зверя или человека.

 

Продолжать тренировки дома

Но, учитывая, что мы закончили, можно сказать, первый класс, нам посоветовали продолжать тренироваться. Экзамен мы не сдали. Надо сказать, что из всей группы экзамен сдала только одна собака, тоже немецкая овчарка. Получить грамоту было бы очень торжественно и почётно, но, конечно, это было не самым главным. Та радость, которую принесли нам занятия ОКД, ничем не измерить.

А мой любимец заметно повзрослел, стал послушным, и между нами возник какой-то другой  контакт, в котором я как старший товарищ научилась лучше понимать и чувствовать своего любимого друга.

Юлия ХРАБРЫХ

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
15 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.