Своё дело

По дороге на дачу, которая расположена в удалённом от центра небольшом городке N-ской области, любила я зайти в маленький магазинчик с громким названием «Всё для рукоделия». Даже с виду он выглядел привлекательно. Само здание стояло в укромной низинке чуть приподнятого местечка. Магазинчик занимал одну небольшую  комнатку на первом этаже аккуратного кирпичного двухэтажного купеческого дома старинной постройки. Добротно сложенного, хорошо сохранившегося. Первый этаж его был чуть углублён в землю, половина окна на уровне земли, и, чтобы попасть в само здание, надо было спуститься по лесенке и оказаться в чуть как бы спрятанном укромном пространстве.

Внутри маленького помещения, вмещавшего не более трёх посетителей одновременно, было богато. Стены увешаны всевозможными изделиями и материалами для творчества. Вязание, бисероплетение, вышивание лентами, товары для хобби и рукоделия. Продавались вещицы, созданные местными умельцами, большое внимание уделялась вязанию. Журналы, пряжа, оригинальные изделия — шарфики, тапочки, игрушки…

 За прилавком стояла приятная крупная, степенная женщина лет 46-ти и всё время вязала, видно было, что это её стихия. Она наполняла жизнью это место, вдыхала в него уют, излучала гостеприимство, чистоту, тепло. Она как будто бы предоставляла покупателям это пространство, насыщенное возможностями творчества, не подавляла. При этом при  любом вопросе тотчас откладывала рукоделие в сторону и начинала консультировать. Обстоятельно, вникая в детали, трудности, казалось, что ваши вопросы в этот момент волновали её не меньше, чем вас.

По правде сказать, вопросы-то, на первый взгляд, были самые что ни на есть пустячные.

— А можно ли нитку этого номера вставлять в машинку?

— А какой цвет больше подойдёт для этой ткани? Какую толщину сможет прорезать этот дырокол? А какой материал он возьмёт, кожу или флис.

Другая бы из столичного магазина на её месте подала бы вам инструкцию, сказала: «Читайте, Вы что, не видите, здесь ничего не написано, откуда я-то знаю».

Здесь же никогда такого не бывало. Интуитивный страх – получить резкий ответ на свой вопрос — отступал. Она шла и на то, чтобы распечатать упаковку и выяснить, на что действительно способен тот или иной инструмент, сможет ли покупатель решить свои задачи с его помощью. Она не боялась сломать, распаковать, даже понести ущерб. «Хозяйка» —  стала называть  я её про себя.

РукоделиеВся удивительная атмосфера этого места была пропитана домашним уютом. Уходить не хотелось. Стоять, глядеть, наслаждаться, согреваться… Несмотря на почти безлюдность этого городка, особенно в утренние часы, во время каждого моего визита в магазин там всегда кто-то был или приходил, при этом не было тесно. Раздражение вновь прибывшими покупателями не возникало, а как будто даже с какой-то общей радостью открывалось сердце навстречу каждому входившему. Можно было послушать, чем он интересуется, что выбирает, на что обращает внимание, глядишь, и тебе это становилось интересным тоже. Мог бы завязаться и разговор, место располагало.

В последний раз моего посещения этого места я стала свидетельницей такого диалога.

         Дело было зимой. В дверь вошла женщина невысокого роста, среднего телосложения, в инее, закутанная в платок.

— Здравствуй, Люба, — обратилась она к Хозяйке, немного заискивающим тоном. А я что-то тебя никак застать не могла.

— Здравствуй, я в Город ездила, — как всегда величаво, с достоинством в голосе ответила та. — Я здесь теперь не всегда бываю. У меня ведь теперь «Своё Дело», ты не слыхала?

— А… «Своё дело», — растерянно, эхом повторила посетительница. — Слыхала…— Может быть, зайдёшь как-нибудь к нам, покажешь спинку начать, как вязать, девочки ждут тебя, — ещё менее уверенным и более заискивающим голосом продолжала она.

— Не знаю даже. Я ведь теперь Ему тут так — помогаю… А так у меня «Своё дело», — повторила Люба непреклонно.

Сердце защемило, стало жаль вмиг разрушенного, годами создаваемого пространства этого места, стало жаль этих, ждущих Любу, девочек, не знающих, как начать спинку, а может, и не их одних.  Непонятно стало, что это за «Своё Дело» нашла Люба и найдёт ли она там счастье своё, сможет ли сделать в нём других счастливыми.

«Так вот оно как», — подумала я, — «она и не Хозяйка здесь была вовсе, а лишь Ему, какому-то неизвестному никому Хозяину служила продавцом, а теперь стала полноценной Хозяйкой другого какого-то «Своего Дела».

В магазине стало вдруг зябко и потемнело. Холод неуюта открыл свою суть. Жалась посетительница к клубкам разноцветных шерстяных ниток на витрине, не решаясь больше ни о чём спросить Любу.

Я ушла  из магазина.

В следующий мой приезд в этот город знакомой вывески «Всё для рукоделия» на том самом купеческом особнячке не увидела. Прошло два года, проезжая мимо, всё время присматриваюсь, не вернулась ли она на прежнее место…

 

Милана УРОМОВА

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.